Подводя итог, Полонский говорит о том, что Тургенев «постоянно обнаруживал крайне безотрадное, пессимистическое миросозерцание. Никак не мог он помириться с тем равнодушием, какое оказывает природа — им так горячо любимая природа — к человеческому горю или к счастью, иначе сказать, ни в чем человеческом не принимает внимания <...> Что бы мы ни делали, все наши мысли, чувства, дела, даже подвиги будут забыты. Какая же цель человеческой жизни?»