Стуча ногами, он внезапно понял, что его гроб — это яйцо.